Александр Яременко
Здорово видеть, как люди меняются после Архипелагских экспедиций. Задумываются о нашем общем прошлом, нашей истории, наших предках.
Александр Яременко
Вступить в клуб
Константин Черечеча
Клуб — это площадка возможностей. Здесь можно придумать новый маршрут плавания, новые события, и тут же с друзьями все это сделать.
Константин Черечеча
Вступить в клуб
Александра Ефремова
Мы очень  любим море и активный отдых. В море мы находим новых друзей и открываем новые для себя страницы истории. А так же берега, города и страны.
Александра Ефремова
Вступить в клуб
Елена Морозова
Клуб — это возможность организовать, судить  и участвовать в гонках, как настоящих, спортивных, так и дружеских, любительских.
Елена Морозова
Вступить в клуб
Андрей Шарков
Думаю, нас здесь объединяет любовь к парусу. Даже не столько гонкам под парусом, а к путешествиям под парусом. К Путешествию с большой буквы.
Андрей Шарков
Вступить в клуб
Анна Токарева
Все мы разные. Одним важно воздать дань памяти предкам, другим — вновь ощутить «ветер на кончиках пальцев», товарищей рядом, просто отдохнуть.
Анна Токарева
Вступить в клуб
Игорь Ивченко
Клуб — это взаимопомощь. Не важно, где ты находишься — в море или на суше. Всегда есть, кому позвонить, и ты уверен, что тебе помогут.
Игорь Ивченко
Вступить в клуб
Юрий Подольный
Клуб дает возможность настоящей морской практики. Семинары, обучающие программы, тренировки. Здесь быстрее становятся настоящими капитанами.
Юрий Подольный
Вступить в клуб

Исторический блог Клуба - Сообщения с тегом "архипелагская"

В этом разделе мы предлагаем вашему вниманию интересные факты из истории флота.

  • Архив

    «   Май 2019   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3 4 5
    6 7 8 9 10 11 12
    13 14 15 16 17 18 19
    20 21 22 23 24 25 26
    27 28 29 30 31    

Адмирал Сенявин: честь имею (Третья Архипелагская экспедиция)

Третья Архипелагская, как ни удивительно, замысливалась, да и началась, исходя из интересов России, а не личных побуждений властителей. «...Трудно сохранить дружеское сношение с Франциею, коей правление преступает все права..., знатные приготовления... и готовность флота Тулонского...
утверждают... виды первого консула на Ионические острова и области турецкие... и поелику в политической системе Россиею признано необходимым препятствовать всеми силами разрушению Оттоманской империи по многим соображениям, а наипаче по бессилию, в котором оная находится, и которое соделывает её соседом, для России безопасным, а потому наилучшим».

Но от осины не родятся апельсины. «Юноша-царь» Александр I через очень короткое время так стал запуган Наполеоном, что по депрессивному инфантилизму своего правителя Россия заканчивала Третью Архипелагскую традиционным разгромом турецкого флота («наилучшего соседа»!) и передачей своей эскадры под прямое управление Наполеону.

Командовать эскадрой довелось вице-адмиралу Дмитрию Николаевичу Сенявину. 10 сентября 1805 года выйдя из Балтийских портов, 18 января 1806 года флот отшвартовался на Корфу. 10 линейных кораблей, 5 фрегатов, 14 корветов и бригов, столько же канонерок. 8000 матросов и 13000 сухопутных войск. Отмобилизованная и готовая к битвам сила.

Но вся штука была в том, что 2 декабря 1805 года случилось Аустерлицкое сражение, разгромное для Австрии и ужасное для России. И 14 декабря Александр I отправил своё первое истеричное распоряжение Сенявину: «Пребывание... эскадры соделалось ненужным... соизволяю, чтобы вы отправились к черноморским портам нашим со всеми... судами».

Пока письмо шло долгими дорогами XIX века, Сенявин вместе с черногорским митрополитом (а по совместительству и вождём своего народа) организовал захват и оборону важнейшего порта Адриатики – Бока ди Котторио. Перспективы борьбы с французами были в таких условиях очень хорошими. И тут, в конце марта, приказ Александра I дошёл до Сенявина. Однако в почте пришли и более поздние распоряжения, позволявшие затянуть выполнение приказа об уходе. И Сенявин рискнул – не ушёл. Чем позже и заслужил благодарность успокоившегося императора. Прилегающая к порту Бокезская область вскоре также была освобождена от французского присутствия.

Но Аустерлиц имел и отдалённые последствия.

Под нажимом Наполеона 30 декабря 1806 года Турция объявила войну России. Уже в феврале Сенявин занял остров Тенедос, устроив там базу для блокады Дарданелл силами 10 кораблей и фрегата. Впервые перед русскими армией и флотом был поставлен вопрос о возможности захвата проливов. Босфорская эскадра контр-адмирала Пустошкина с севера, сухопутная армия Михельсона в Молдавии и Валахии, Сенявинская эскадра с юга имели хорошие перспективы совместными усилиями взять Константинополь и установить контроль над Дарданеллами и Босфором.

Но план был провален совместным донесением генерал-губернатора Новороссийского края герцога де Ришелье и адмирала маркиза де Траверсе («маркизова лужа» – в его честь). Александру было доложено одновременно и о некомплекте в десантных частях, и о 6200 необученных новобранцах. Два француза отписали: «Не осмеливаемся полагать мнения о следствиях сей экспедиции, по мере как нельзя обнадёжиться на успех самих действий». Вопрос о Проливах император снял.Тем временем английский адмирал Дукворт смелым маневром прошёл Дарданеллы и встал на рейде Константинополя. Турки затянули переговоры на 10 дней, подтянули флот, 100 пушек, после чего объявили о невозможности продолжать договариваться. Англичанам пришлось уйти, по дороге потеряв 600 человек от обстрела в проливе. Дукворт расстроен был до такой степени, что остановился только ввиду побережья Египта. Сенявин продолжил блокаду одним русским флотом. Вдохновленный успехом, капудан-паша Сеид-Али решился на прорыв блокады и возврат Тенедоса.

10 мая 1807 года Турецкий флот составом в 8 линейных кораблей, 6 фрегатов, 55 вспомогательных кораблей был отогнан, но не разбит. Через месяц, 15 июня, турецкий флот высадил десант на острове Тенедос. Завидев приближающийся российский флот в 10 вымпелов, турки, имея 20 кораблей, тем не менее стали уходить. 19 июня Сенявин настиг их между островом Лемнос и Афонской горой. По легенде, перед началом Трафальгарской битвы адмирал Нельсон поднял на своём флагманском корабле сигнал: «Англия ожидает, что каждый исполнит свой долг» (England expects that every man will do his duty). Хотя после окончания сражения в формулировке сигнала была неопределённость, фраза запечатлелась в сознании. Приказ Сенявина перед боем, напротив, сохранился. Он заканчивается словами: «Надеюсь, что каждый сын отечества потщится выполнить долг свой славным образом».

В сражении русский флот не потерял ни одного корабля, турецкий – 8. Второй раз в жизни (первый был после поражения от Ушакова при Калиакрии 31 июля 1791 года) Сеид-Али лишил Турцию флота. После Афонского сражения и до заключения мира турки в море не выходили.