Александр Яременко
Здорово видеть, как люди меняются после Архипелагских экспедиций. Задумываются о нашем общем прошлом, нашей истории, наших предках.
Александр Яременко
Вступить в клуб
Константин Черечеча
Клуб — это площадка возможностей. Здесь можно придумать новый маршрут плавания, новые события, и тут же с друзьями все это сделать.
Константин Черечеча
Вступить в клуб
Александра Ефремова
Мы очень  любим море и активный отдых. В море мы находим новых друзей и открываем новые для себя страницы истории. А так же берега, города и страны.
Александра Ефремова
Вступить в клуб
Елена Морозова
Клуб — это возможность организовать, судить  и участвовать в гонках, как настоящих, спортивных, так и дружеских, любительских.
Елена Морозова
Вступить в клуб
Андрей Шарков
Думаю, нас здесь объединяет любовь к парусу. Даже не столько гонкам под парусом, а к путешествиям под парусом. К Путешествию с большой буквы.
Андрей Шарков
Вступить в клуб
Анна Токарева
Все мы разные. Одним важно воздать дань памяти предкам, другим — вновь ощутить «ветер на кончиках пальцев», товарищей рядом, просто отдохнуть.
Анна Токарева
Вступить в клуб
Игорь Ивченко
Клуб — это взаимопомощь. Не важно, где ты находишься — в море или на суше. Всегда есть, кому позвонить, и ты уверен, что тебе помогут.
Игорь Ивченко
Вступить в клуб
Юрий Подольный
Клуб дает возможность настоящей морской практики. Семинары, обучающие программы, тренировки. Здесь быстрее становятся настоящими капитанами.
Юрий Подольный
Вступить в клуб

Афон. Статья Бориса Куприянова

В этом разделе мы предлагаем вашему вниманию интересные факты из истории флота.

Афон. Статья Бориса Куприянова

У афонских монахов есть предание. Однажды в хижину молодого послушника постучался незнакомый инок. Когда они приступили к ночной молитве, гость по-иному запел древнее величание Приснодевы.  Молодой послушник попросил гостя записать новое начало. Бумаги и чернил не оказалось. Тогда гость записал его пальцем на твердом камне, как на глине. И тут послушник опознал в госте архангела Гавриила. Собравшийся Собор старцев решил петь эту ангельскую песнь во всех православных храмах.

Примерно с середины первого века от Рождества Христова в средиземноморском бассейне стали происходить некоторые навигационные события. Самым удивительным, с точки зрения современных гидрологов и метеорологов, был маршрут лодки с останками святого апостола Иакова. Путешествие до Галисии заняло почти 770 лет и, по понятным причинам, никакой команды на судне остаться уже не могло. Тем не менее, без руля и парусов, против преобладающих ветров и течений, не встретив на своём пути ни мелей, ни штормов, ни пиратов, лодка с ковчегом пересекла поперёк всё Средиземное море, миновала Гибралтар, повернула на север Атлантического океана и вошла в устье реки Улье.  Две с половиной тысячи морских миль…

Мученическая смерть Иакова в Иерусалиме и гонения на последователей Христа побудили оставшихся из Двенадцати  посчитать за лучшее исполнить завет Учителя и отправиться с проповедью Евангелия в языческие края. К ним, собравшимся в Сионской горнице, обратилась  и Богородица, желавшая принять участие в апостольских трудах. По жребию, Ей достались земли Иверии (Восточная Грузия). После сошествия на апостолов благодати Святого Духа в виде огня, когда Богородица была уже готова отправиться на север, случилось явление  архангела Гавриила с Божьей вестью. «Останься и не беспокойся о жребии. Твоя страна просветится впоследствии. Тебя же в другую землю Сам Бог приведёт».

 «Другую землю» Богоматерь встретила уже скоро, когда  решила посетить со святым апостолом Иоанном Богословом  святого Лазаря. Это и послужило причиной ещё одного чудесного морского путешествия. До Кипра, где пребывал в сане епископа святой Лазарь, было не более ста миль. По скоростным качествам судов того времени – сутки пути. Налетевшая буря исполнила другой промысел. Сколько времени носило корабль неизвестно. Большие и Малые Киклады, Спорады на любой вкус – и Южные, и Северные, и Восточные. Больше семисот миль только по генеральному курсу, с почти сотней разбросанных островов и островков, неласковыми скалами материка... В прошлой Архипелагской нам подарили незабываемое посещение на остров Сими монастыря Панормитис. Полученные из рук монахов иконы со святым Михаилом, уверен, нашли место в каждом доме. Помните огромную коллекцию небольших лодочек-парусников-баркасиков, которые много лет подряд находят дорогу к монастырю со всех берегов Греции? Что же удивительного в том, что корабль Богородицы прибило к Афонской горе?

Люди, конечно, жили на Афоне задолго до этого события. На месте нынешних монастырей стояли города, а административный центр Афона - Карея носил имя Пентаполия (Пятиградие). По преданию, здесь три дня гостил Александр Македонский и даже хотел преобразовать Святую Гору в гигантскую статую сидящего Зевса (или самого Александра?). Из этой затеи ничего не вышло, но языческих храмов и капищ на полуострове хватало. И вот, как только Пресвятая Богородица ступила на берег, все эти истуканы обрушились. По другой версии, каменные идолы сами призвали людей встречать «Марию, великого Бога Иисуса Матерь.  Изумленные жители, узнав, что к ним – сама Мать Иисуса, «поклонились Богу, от Неё рожденному и, уверовав, крестились». Потом был визит Богоматери к месту, где через несколько столетий встал монастырь Ватопед, подъём на Афонскую гору, благословение крестившихся и, наконец, посещение святого Лазаря. На берегу, там, где причалил апостольский корабль, ныне стоит Иверский монастырь, а на месте, куда Она ступила первым шагом, воздвигнут крест.

Ватопед, Иверон и крест – современная реальность.  Всё остальное – легендарное предание, появившееся в 16 веке. Как ни странно, этот «современный» взгляд вышел из самой Русской Православной Церкви. «Всякий здравомыслящий христианин, прочитав это сказание, поймёт, что оно написано под влиянием воображения, которому всё возможно: возможно и ветры на море направить куда угодно, и каменных идолов заставить обзывать Аполлона суетным и клич кликать людям, и Богоматерь послать на Афон из Иерусалима». А ведь это написал не какой-нибудь, «профессор Фоменко» (не к ночи, будь, помянут!). Это епископ Чигиринский, викарий Киевской митрополии Порфирий (Константин Александрович Успенский). Заслуженно знаменитый историк церкви и востоковед. Воля ваша - выбирать авторитетов. Сам архиерей в одном месте писал так: «Мне столь приятно говорить умам правду, сколько горько вводить в заблуждение людей. Притом, чем досточтимее Афон христианский, тем правдивее должно быть сказание о нём». А в другом, вот так: «Не отвергаю этих преданий, потому что они, без легендарных прикрас, могут подтвердиться открытиями христианских памятников и потому что за них ручается преемство жителей Афона».

Лично мне ближе верить прикрасам, легендарные они или нет. Один только вопрос мучает. Удел Богородицы, да? А женщинам, туда нельзя, нет? Мне понятно, почему правило аватона («нет прохода», по-гречески) останавливает проникновение иноверцев и раскольников. Догадываюсь, почему во многих мужских монастырях запрещено находиться не только женщинам, но нельзя и безбородым юношам, и мальчикам, и скопцам, «отрешенных от принадлежности к мужскому полу и приобретших женоподобные свойства».  Но вот Удел-то Богородицы, а женщинам – аватон. Совсем обидно, что  запретный список  дополнен ещё, вы не поверите,… животными-самками!!!  И длинноволосым мужчинам не рекомендуется. Но они в списке с шортами и короткими рукавами.

Происхождение аватона женщинам связывают с Галлой Плацидией. Дочерью, сестрой и матерью римских императоров.  После смерти очередного  мужа, знаки «небратского» внимания со стороны сводного брата - императора Гонория стали особенно невыносимыми. Попытка защититься в дворцовых интригах закончилась высылкой в Константинополь. По дороге туда она и решила посетить монастырь Ватопед, восстановленный отцом – императором Феодосием. Как только Плацидия подошла к храму Благовещения, от иконы Богоматери раздался голос, запретивший ей входить и повелевавший покинуть Афон. Икону позже назовут «Предвозвестительницей», но в логике этого события, мне кажется, истина на стороне епископа Порфирия. «Бог внушает  Плакиде войти в церковь не там, где вошли в неё монахи, а какой-то голос вопиет ей: «Стой, не то будет тебе плохо». Чей же это голос? Какой невидимка осмелился кричать так, несмотря на Бога, наставника Плакиды?» Опять, воля ваша решать, где истина. В «Житии преподобного Петра» говорится, что поскольку Христос даровал Афон Своей Матери, другим женщинам нет места на нем.  Добавлю фактов бесспорных. Аватон был уже в уставе преподобного Афанасия Афонского (умер примерно в 1000 году). А примерно через сто лет на Афон пришли жить несколько сот семей валашских пастухов. С женщинами. Смятение монахов было так велико, что старцам пришлось обратиться к византийскому императору Алексею Комнину и патриарху Николаю Грамматику. Валахов выгнали, запрет женщинам быть на Афоне утвердился. Палеологи ещё через триста лет закрепили его, а потом даже османский управляющий – каймакам, из уважения, держал свой гарем за пределами Святогорья.

История, как известно, повторяется дважды. Трагедия сменяется фарсом. С тех давних пор прошло почти десять веков, валахов осталось на Балканах не более сорока тысяч. Но этот народ, ведущий свою этническую историю от грозных даков, дал, в свою очередь, гены другим этноязыковым группам южной Европы. В частности, румынам и молдаванам. И вот, совсем недавно монахи снова обратились за помощью к властям. Четыре молодых и красивых женщины разгуливали по острову, изумляя и смущая братию. Полиция быстро выяснила, что эти женщины заплатили контрабандистам несколько тысяч долларов за нелегальный переезд из Турции в Грецию. Я не уверен, что перевозчики знали историю с изгнанием валашских пастушек и так «тонко» пошутили. По показаниям женщин, «живой товар» переправляли бывшие наши соотечественники – украинцы, которые, скорее всего, заблудились. И дамы, как вы догадались, были тоже из «наших». Молдаванками.

И история святынь повторяет себя. В девятом веке иконоборцы по всей Византии отыскивали спрятанные христианами иконы и сжигали. Недалеко от Никеи жила богатая и благочестивая вдова, которая хранила чудотворную икону Божией Матери. Когда прятать стало невозможным, женщина вместе с сыном отнесла большой и тяжёлый образ к морю и опустила в воду. Икона встала на воду и понеслась по волнам! Позже сын пришёл на Афон, стал монахом Иверона и рассказал о чудесном видении. Много лет спустя после его смерти, в 999 году монахи Иверского монастыря увидели на море столп света до неба. Через несколько ночей они решились подойти к этому месту на лодке и увидели, что свет исходит от иконы Богоматери.  Только праведному аскету - старцу Гавриилу позволила взять себя в руки она и трижды исчезала из соборной церкви, для того, чтобы её находили неизменно висящей над монастырскими воротами. Там, у ворот, в небольшом храме её и оставили. Как тут не захочется верить – икона нашла место швартовки корабля  Богоматери сама? Да и без Женщины, не проходит на Афоне ни дня. Потому что над Святой горой даже в самую ясную погоду висит облачко. Монахи уверены, что это зримое присутствие и покровительство Божьей Матери своему Уделу.

Достойно есть яко воистину блажити Тя, Богородицу, Присноблаженную и Пренепорочную и Матерь Бога нашего.
Честнейшую Херувим и славнейшую без сравнения Серафим, без истления Бога Слова рождшую, сущую Богородицу Тя величаем.
…А ветры и течения решают в море не всё...

Поделиться