Игорь Ивченко
Клуб — это взаимопомощь. Не важно, где ты находишься — в море или на суше. Всегда есть, кому позвонить, и ты уверен, что тебе помогут.
Игорь Ивченко
Вступить в клуб
Андрей Шарков
Думаю, нас здесь объединяет любовь к парусу. Даже не столько гонкам под парусом, а к путешествиям под парусом. К Путешествию с большой буквы.
Андрей Шарков
Вступить в клуб
Константин Черечеча
Клуб — это площадка возможностей. Здесь можно придумать новый маршрут плавания, новые события, и тут же с друзьями все это сделать.
Константин Черечеча
Вступить в клуб
Александр Яременко
Здорово видеть, как люди меняются после Архипелагских экспедиций. Задумываются о нашем общем прошлом, нашей истории, наших предках.
Александр Яременко
Вступить в клуб
Юрий Подольный
Клуб дает возможность настоящей морской практики. Семинары, обучающие программы, тренировки. Здесь быстрее становятся настоящими капитанами.
Юрий Подольный
Вступить в клуб
Александра Ефремова
Мы очень  любим море и активный отдых. В море мы находим новых друзей и открываем новые для себя страницы истории. А так же берега, города и страны.
Александра Ефремова
Вступить в клуб
Анна Токарева
Все мы разные. Одним важно воздать дань памяти предкам, другим — вновь ощутить «ветер на кончиках пальцев», товарищей рядом, просто отдохнуть.
Анна Токарева
Вступить в клуб
Елена Морозова
Клуб — это возможность организовать, судить  и участвовать в гонках, как настоящих, спортивных, так и дружеских, любительских.
Елена Морозова
Вступить в клуб

Чесменская победа графа Орлова

В этом разделе мы предлагаем вашему вниманию интересные факты из истории флота.

Чесменская победа графа Орлова

941f7366156467c5f5cea5f6f633f848.jpg

Эпоха гвардейских переворотов, как назвали позже XVII век российской государственности, наиболее сильно ударила по «дружной» семье Софьи Фредерики Августы Ангальт-Цербстской, известной нам под именем Екатерины II. Свекровь Елизавета Петровна пришла к трону на шпагах гвардии. Эти же шпаги лишили короны и жизни мужа,а потом сына – императоров Петра III и Павла I.

В единоличном воцарении будущей Екатерины Великой ключевая роль принадлежала братьям-гвардейцам Орловым. К Григорию она питала нежные чувства и даже имела от него детей. Только недвусмысленный намёк ближних царедворцев на то, что они готовы преклониться перед императрицей, но не «перед мадам Орловой», не позволил оформить большую любовь законным браком. Эту тему здесь развивать не будем,
благо Алла Борисовна спела об этом всё.

Для нас ключевая фигура ,послужившая причиной первой Архипелагской, – это другой Орлов, Алексей. Огромного роста, невероятной силы и взрывного характера. Как замечали окружающие, Екатерина уже при звуках его громоподобного голоса становилась робкой и кроткой. Она боялась, что темперамент дуэлянта, бретёра и хулигана может обратиться и против неё самой! Авторитет Орловых в гвардии, помноженный на природные ум, хитрость и дальновидность Алексея, подталкивали императрицу к поиску возможностей отдаления его от Петербурга. Начавшаяся в 1768 году война предоставила к этому средства.

Дипломатическая игра Франции для защиты своих торговых интересов в Средиземноморье подтолкнули Турцию к объявлению войны России. Париж действовал настолько грубо, что возбудил неприязнь к себе со стороны Петербурга, ну, а Лондон сразу же обнаружил выгодные возможности для традиционного загребания жара чужими руками». Во-первых, британские дипломаты были заинтересованы в ослаблении влияния своего постоянного соперника – Франции. Во-вторых, вероятные неудачи Турции открывали для туманного Альбиона возможности организации торговых путей в Индию через Египет и Суэц.
Балканский полуостров, Морея (Пелопоннес) и острова Эгейского моря, хотя и принадлежали Турции, были заселены в основном православными народами, нашими единоверцами. Британцами, через своих агентов влияния, до Екатерины была доведена информация о готовности греков и славян организовываться для бунтов, будет на то поддержка России. Ведение диверсионной войны в глубоком тылу врага казалось весьма удачной идеей. «Очень неожиданно и вовремя» пришло предложение из Лондона о помощи в возможной русской морской экспедиции в Средиземноморье. Предлагались военные корабли по умеренным ценам, профессиональные моряки из датчан и англичан, офицеры и адмиралы, поддержка против возможных  выступлений французского флота, предоставление портов Британии для ремонта и острова Минорка в качестве базы.

У Алексея Орлова, к тому времени уже находившегося с деликатными поручениями в Италии, не было шансов не отправиться так далеко и надолго. А вместе с ним – и совсем ещё молодому Российскому флоту. Так рождалась Первая Архипелагская экспедиция.

В течение лета 1769 года было отправлено из Кронштадта две эскадры. Первую вёл 57-летний, хрупкого здоровья, адмирал Григорий Андреевич Спиридов. Корабли его, хотя и были моложе, ломалисьчинились постоянно. До Минорки дошло лишь десять из крупных. Здоровье команд было ещё худшим, чем у адми-
рала. Непривычные к качке, сугубо материковые русские мужики умирали десятками.
Отстоявшись на балеарском острове Менорка, в порте Маон, в феврале 1770 года эскадра под командованием Алексея Орлова выступила в сторону греческих владений Турции. Уже в марте перед артиллерией Ганнибала – сына арапа Петра Великого (и деда соответственно Александра Сергеевича Пушкина) склонился Наварин. Через 57 лет эта бухта станет местом славы линейного корабля «Азов» под командованием капитана I ранга Лазарева. Английские и французские источники почти никогда не говорят об участии русской эскадры в Наваринском сражении 1827 года. Они считают репутацию победителей и героев только своей. Мы тоже не будем вспоминать, что на борту русских кораблей было изрядно иностранцев – и матросов, и офицеров, а с суши брать крепость десанту помогали несколько сотен грековмайотов. Вторую эскадру вел британский капитан Эльфинстон, ставший на время русским контрадмиралом. Он успешно выполнил свою задачу и в мае привёл свои корабли в Колокинфскую бухту Мореи. Спиридов и Эльфинстон сразу поссорились. Настало время Алексею Орлову поднять флаг главнокомандующего над обеими эскадрами. 9 кораблей, 3 фрегата и 18 мелких судов. Корабли были тяжелы, валки, но хорошо снабжены и укомплектованы командой, вполне освоившейся за месяцы тяжкого плавания.

Турецкий флот был хотя и многочисленнее, но старее. Большинство офицерских должностей там занимали греки, разбегавшиеся с кораблей при первой возможности. Матросы, набранные частично из портового сброда, частично из покорённых западных славян, воевать хотели ещё меньше. Капитаны были турками – и на этом положительные их качества исчерпывались.
24 июня русская эскадра обнаружила турецкий флот в Хиосском проливе. 17 кораблей, 4 фрегата и 50 мелких судов. Задолго до появления камикадзе, турецкие флотоводцы докладывали о возможной своей тактике султану: «Флот Вашего Величества многочисленнее Русского флота. Чтобы истребить русские корабли, мы должны с ними сцепиться и взлететь на воздух. Большая часть Вашего флота останется и возвратится к Вам с победой». Русскому флоту пришлось воевать не числом. Двухчасовой бой заставил турок бежать и спасаться в тесной Чесменской гавани.
В ночь на 26 июня скучившийся турецкий флот был подожжён русскими брандерами и добит пушечным огнём. Одиннадцать из пятнадцати тысяч его моряков сгорели или утонули со своими кораблями.
Успех был полным. Заблокированному Константинополю грозил голод, ведь столица кормилась подвозом продуктов с моря. Восстала Сирия. Почти три десятка островов Архипелага попросились в российское подданство. Осенью подошла и третья эскадра. Спиридов, Орлов тем не менее считали, что сил для удержания Архипелага за Россией недостаточно. Россия далеко, а на греков они не рассчитывали «по причине свойственной им или, лучше сказать, врождённой уже склонности к рабству и совершенного в характере их легкомыслия».

Спиридов поняв, что деньги на построенное на бумаге «адмиралтейство» в Аузе уже разворованы, вообще предлагал продать Парос и Антипарос за «не один миллион червонных англичанам или французам». Потом была ещё и четвёртая эскадра из Кронштадта.

В 1772 году под Патрами был разбит турецкий флот, собранный из албанских и тунисских судов. Примечательно, что и там турки имели превосходство. У русских было 7 вымпелов, у неприятеля – 22.
Пришла и пятая эскадра под командованием героя Чесмы адмирала Крейга. На северо-востоке
Средиземноморья флот утвердился полным хозяином. И хотя на материке закрепиться никак не получалось, Порта была твёрдо уверена уже, что русские смогут оставаться в Архипелаге столько, сколько захотят. Европа этого не хотела. Флот сыграл роль дипломатического аргумента при подписании Кючукайнарджийского мира, но должен был вернуться – и вернулся на Балтику. Четыре с половиной тысячи россиян домой не возвратилось. Триумф Алексея Орлова был (БЫЛЪ) полным. Расстройство планов Парижа в отношении Константинополя обрадовало Лондон.  Русский флот отвлёк французов от идеи вмешаться в войну североамериканских колоний против Британии.


Борис Куприянов,
историк, яхтенный шкипер

Поделиться